Дідусь на рuнку о6міняв свої оpденu на карmоплю. Хлоnчисько, який куnuв оpдена, відpазу nоніс їх до ювеліpа.Bсі втpатuлu даp мовu від тоrо що сmалося nотім

ПОЛИТИКА

Вадик приехал бабушки на летние каникулы.

Бабушка жила в очень маленьком провинциальном городке, скорее это даже было село, просто большое, а потому могло считаться городом. Однако внешне деревня деревней: обыкновенные дома, огороды, палисадники, деревянные тротуары для пешеходов вдоль дорог. Асфальта не было нигде и в помине, только немного на привокзальной площади.

«Ну что, дорогой, ты уже вырос, а поэтому хватит шляться без дела по поселку туда-сюда, будешь помогать!» сказала бабушка.

«Хорошо» уныло ответил Вадик.

Что он мог поделать? По негласному разрешения отца, они на все лето, вместе с сестрой, переходили в полное подчинение бабушки. Чтобы она не сказала, ни сделала и не попросила-считалось законом. Вот только бабушка почти никогда не просила, она только приказывала. Вадик смирился с потерянным летом. Сестра была ещё маленькая в школу не ходила с нее взятки гладки, а вот Вадик только что закончил 7 класс, ему уже исполнилось 14 лет, он получил паспорт, а значит, по мнению бабушки, он мог идти работать. Вот он работал с утра до ночи на грядках не разгибая спины: пропалывал, окучивал, поливал, подвязывал, поливал подтаскивал и снова поливал. Лишь редкие дни ему удавалось отпроситься у бабушки: пробежаться с друзьями по лесу и немного искупаться в речке.

Как выяснилось позже отец с матерью переживали, что повзрослевший парень вляпается в какую-нибудь компанию деревенских парней и пойдёт по кривой дорожке. Это они попросили бабушку взвалить на парня побольше работы, а пока Вадик этого не знал и вкалывал на бабушкином огороде, проклиная все и вся, злясь на старушку. А у нее сердце кровью обливалось, когда она взваливала на парня все новые и новые задания.

В середине августа пришло время копать картошку ранних сортов. Картофеля бабушка сажала много: больше одного гектара, поэтому собирать урожай она нанимала механическую копалку, однако для Вадика не настало свободное время, его обязанностью стало сидеть на рынке и продавать картошку. По крайней мере в это время к нему могли приходить друзья, поболтать и было время позависать в телефоне.

На рынке мимо Вадика проходило множество всяких людей, но больше всех ему запомнился один старик. Он выглядел не ухоженно. Вроде не бомж, в деревне не было бомжей. Каждому было где переночевать или пожить. Одежда у старика бал чистая, но старая, невыглаженная не отпаренная. Волосы были не подстрижены и не причесаны. Они вечно торчали в разные стороны, словно, клок соломы. Походка у старика было шаркающая на полусогнутых ногах. Он часто проходил мимо Вадика и стоял, рассматривал его картошку. Картошка у них было знатная-сортовая: круглая, крупная с тонкой кожицей, вся как на подбор красивая и дорогая.

Старик стоял смотрел на картошку, потом уходил ничего не купив. В тот момент Вадику было ужасно стыдно, стыдно за бабушку, за самого себя и за свою красивую картошку, и за ту цену, которую назначила бабушка. Вадик понимал, что у дедушки просто не хватает денег. Чтобы не сгореть со стыда Вадик углублялся в телефон и только краем глаза наблюдал за дедушкой, когда тот наконец уходил, Вадик облегченно вздыхал. Парню было интересно кто этот человек и почему он один. Расспрашивает бабушку Вадик не хотел. Ему казалось, что она будет на него сердиться, что не следит за товаром, а глазеет по сторонам.

Однажды Вадик заметил, как старик переходит от одного продавца к другому, что-то показывая в грязной тряпицы. Сегодня он почему-то не подошел к Вадику, обошел стороной. Вадик попросил соседа по прилавку приглядеть пару минут за товаром и подошел к старику. В руках у деда была тряпица, на которой лежали его ордена. Они были запыленные и даже грязные, видимо, лежали где-то на чердаке.

«Это Ваши ордена?» спросил Вадик.

«Конечно мои, а то как же» почти обиделся старик.

«А почему вы сегодня не подошли к моему прилавку?» спросил мальчик.

«Просто я хочу продать ордена и купить на зиму дров, но никто не хочет их покупать, а ты вряд ли можешь распоряжаться бабушкиными деньгами» ответил старик.

Целую неделю он ходил по рынку каждый день, но никто не хотел покупать у старика ордена. Глаза его были грустные и печальные. Вадику было очень жаль старика. В конце недели мальчик подошел к старику и предложил за его ордена мешок картошки. Все равно никто не купит их, а картошка поможет продержаться какое-то время. Дрова Вадик не мог предложить ветерану, но мог отдать мешок бабкиной картошки.

«Да как ты смеешь, как тебе не стыдно, да ты знаешь, что я за них воевал, я кровь пролил» возмутился старик.

«Но вы же сами пытаетесь их продать. Я предложил то, что могу» пожал плечами Вадик.

По внешнему виду старика было видно, что он болеет, ему не очень хорошо. Вадик сделал все что мог, по крайней мере, бабке он мог сказать, что она обсчитался и картошки было на один мешок меньше.

В воскресенье едва держась на ногах, старик пришел к Вадику, с собой у него была тележка.

«Уговорил, давай свой мешок картошки» сказал дедушка.

Вадик молча погрузил ему картошку на тележку и забрал ордена.

«Это самая дорогая картошка в моей жизни. Вот если бы такие же дармоеды как ты, не украли у меня пенсию, ты бы не получил мои ордена. А может это ты забрался ко мне в дом?» негодовал старик.

В тот момент Вадик, почти, обрадовался своему трудовому лету. У него было железное алиби: весь день он был на рынке, а вечером валился с ног от усталости и спал дома всю ночь. Спорить со стариком он не стал. Вечером Вадик попросил у бабушки карманные деньги, который оставлял отец.

«ИШЬ ТЫ, поди на какую-нибудь ерунду потратишь?» ворчала бабушка, но отдала деньги.

В понедельник на рынке был официальный выходной. Выходной был и у Вадика, вот только у ювелира на привокзальной площади был рабочий день. Побежал Вадик, он передал ювелиру ордена, которые купил за мешок картошки. Вадик не просил их оценивать, он попросил их почистить и привести в порядок. Когда ювелир поинтересовался откуда у парня эти ордена, Вадик честно рассказал историю о старике. Оказываются он и к ювелиру приходил, но тот не рискнул связываться с ветераном.

«И что ты будешь с ними теперь делать?» поинтересовался ювелир.

«Я хочу отдать их ему обратно» ответил парень.

Ювелир был удивлен поступком мальчика и не взял за работу ни копейки. Даже в таком большом поселке как наш, все друг друга знают, если не лично, то через кого-то. Вадику не составило труда узнать где живет ветеран, когда тот открыл Вадику дверь, то тот не сразу понял зачем он пришел.

«Вот держите я не хотел забирать у вас ордена, я просто боялся, что вы не примете картошку даром» сказал Вадик и протянул старику коробочку, в которую они с ювелиром положили столь ценный дар.

Ветеран вдруг молча заплакал, глядя на свои ордена. Он не ожидал, что современные дети могут быть способны на такой благородный поступок. Он не думал, что для молодежи его ордена могут представлять что-то ценное. Вадик не ожидал от старика благодарности, он просто повернулся и пошел домой.

«Мальчик-мальчик, тут в коробке деньги» старик кричал в окно Вадику.

«Это на дрова, надеюсь, хватит» крикнул обернувшись Вадик.

На дно коробочки он положил свои карманные деньги, которые накануне дала ему бабка. Вадик возвращался домой в очень хорошем и даже приподнятом настроении. Оказывается делать хорошие добрые дела очень даже приятно, думал он.

С порога бабка вцепилась парню в ухо, цепкими мозолистыми пальцами.

«Попался, думал, что я считать не умею? завопила бабушка.

Свои деньги выпросил, за мешок картошки утаил, а ну-ка признавайся, что ты там собрался покупать, а не то прямо сейчас буду звонить отцу» продолжала бушевать бабушка.

Вадику было и больно и обидно и смешно одновременно. Вот почему взрослые так устроены, что всегда предполагают только что-то плохое. Неужели он, когда вырастет будет таким же недоверчивым? Да не дай Бог! Подумал Валик. Он потирал потрепанное ухо и рассказывал бабушке историю деда, картошки и орденов, о ювелире он тоже рассказал. Вадик даже не надеялся на понимание, он просто честно рассказывал.

Вдруг бабушка заключил его в объятие, стала целовать макушку и плакать. Она восхищалась поступком внука, ведь как оказалось бабушка знала того старика. Он был однополчанином ее мужа, дедушки Вадика. Занятая своим хозяйством она и не заметила, как знакомый человек попал в затруднительное положение. В тот же вечер они вместе отправились гости к ветерану, засиделись почти за полночь. Вадику было приятно видеть, как у старика заблестели глаза.

На следующее лето парень с двойным желанием ехал к бабушке на каникулы. Его там ждал новый друг, который мог рассказать так много интересного. Да и бабушке в огороде надо было помогать. Ведь оказалось так приятно делать добрые дела!